00:28 

С днем рожденья, мой Повелитель Скал!!! ^__^

Альдо Первый
Его Величество Альдо Первый Кавайный, Коварный и Неотразимый (с)))
Наше величество Альдо Первый, Король Талигойи, Анакс Золотых Земель и Повелитель Кэртианы поздравляем своего дорогого Ричарда Надорэа, герцога Окделла, кавалера Ордена Найери и Повелителя Скал с днем рождения!!!:tort::pozdr::4u::pozdr2::pozdr3: *гимнеты в гальтарских туниках в цветах радуги запускают фейерверки в виде Вепрей*
И, конечно, анакс не может не подарить своему самому верному эорию, самому преданному другу и вообще самому любящему, близкому и дорогому - достойный его подарок от самого сердца нашего величества.:shy::heart:

...Небольшое предисловие от автора-анакса. За идею - спасибо куничке Ален Л.. Она предложила написать о том, как мы с Ричардом празднуем его день рожденья. И я стал вспоминать, на какой момент по хронологии мы могли быть вместе. Это оказался 9-й день Весенних Скал 400 года К.С., та самая весна в Ракане - в каноне нет описания этого дня, но на тот момент Ричард был в глубокой подавленности из-за Надора... Это тронуло меня до глубины души, и именно тогда я решил, что непременно напишу это, непременно позравлю моего Повелителя Скал с днем рождения. Я совсем немного изменил канон, чтобы сделать это возможным - в каноне письмо Ричард написал чуть позже, и из депрессии я его вывел, но... я просто не мог оставить это так. Я хотел и хочу, чтобы в свой день рожденья Ричард Окделл чувствовал себя счастливым.
Как и всегда.:love:
С днем рождения, Дикон.:love:

Автор: Альдо Первый
Название: С днем рождения, Дикон
Категория: слэш
Пейринг: Альдо/Дик
Рейтинг: NC (18+!)
Жанр: hurt/comfort, romance, флафф
Размер: мини (до миди не хватает 300 слов))
Статус: закончен
Дисклеймер: копирайты принадлежат ВВК, Дикон принадлежит только своему анаксу Альдо, анакс принадлежит... это главный спойлер фика))
Аннотация: Альдо поздравляет Дикона с днем рождения.
Предупреждения: Окделлохейтеры идут праздновать к Айнсмеллеру.
Комментарий: Дик няшечка.


«Мой государь, я оплакиваю и буду оплакивать свою потерю вечно, но сейчас не то время, когда герцог Окделл может предаваться горю. Смысл моего существования — служение великой Талигойе и ее анаксу, а приближающаяся война не позволяет ждать окончания эсператистского траура. Я верю не в агарисские выдумки, но в истинных богов и их наследника и избранника. Я прошу моего государя располагать мною и готов исполнить любое поручение…»
Дикон написал это письмо утром, в тот же день и отправил. Сегодня... 9-го дня Весенних Скал 400 года Круга Скал.
Сегодня Ричарду Окделлу, Повелителю Скал, исполнилось девятнадцать лет.
От того, что сегодняшний день был днем его рождения, на душе Ричарда было еще хуже. Альдо объявил траур по Надору, ни о каких празднествах не могло быть и речи, и Ричард никого не принимал - но было невыносимо от сознания того, что девятнадцать лет назад его родила женщина, которой больше нет, которая омрачала всю его сознательную жизнь серой тенью, словно паутиной, сплетенной из ненависти и любви, и вот теперь ее не стало. Как не стало и сестер, Наля, слуг, всех тех, кто жил в Надоре, кого Дик помнил с самого детства... как не стало всей семьи, исчезнувшей в одночасье вместе с замком под рухнувшей горой...
Сегодня просто еще один день. Число не имеет значения. То, что когда-то, девятнадцать лет назад, он родился в Надоре в семье герцога Эгмонта Окделла и его супруги Мирабеллы, не имеет значения. Потому что уже нет ни Эгмонта, ни Мирабеллы, ни Надора. Но он, Ричард - Повелитель Скал, он служит великой Талигойе и избраннику богов, он отправил своему государю письмо и с этого дня будет служить ему, как и прежде, а сосущую пустоту загонит глубоко внутрь. Отец бы гордился им... Ричарду очень хотелось так думать. А мать... мать больше ничего не скажет. Никогда.
Сегодня просто еще один день. Еще один день одиночества, промозглой погоды, мокрых крыш, черных голых деревьев и холодной грязи на улице и в душе. Ричард надеялся, надеялся с самого утра, что в ответ на его письмо придет вызов из дворца, что Альдо даст ему какое-нибудь поручение... это было бы лучшим подарком в день, который был так же далеко от праздника, как серая слякоть была далека от весны. Но ни вызова, ни ответа не пришло. Дик понимал, что сюзерен занят, Альдо нужно управлять страной, и он обязательно позовет герцога Окделла, когда тот понадобится... но молчание отдавалось в душе глупой детской обидой, на которую он не имел права, что делало одиночество еще более невыносимым.
Ричард повернулся спиной к траурному флагу над привратницкой и зашагал по двору обратно в дом. Щеки коснулось что-то мокрое - опять снег с дождем. Он не заметил, как замерз - вышел пройтись на пять минут, чтобы хоть немного разогнать мрачные мысли, а проторчал во дворе больше часа - уже сгущались сумерки... День подходил к концу. А на душе было еще мрачнее, чем с утра.
Дик толкнул тяжелые входные двери с резными головами вепрей и вошел - слуг он отпустил. Сегодня он хотел остаться совсем один. Может, удастся уснуть пораньше. В снах приходило облегчение - в снах он не видел ничего. Но обычно он подолгу не мог заснуть, глядел в темноту спальни и видел - их, погибающих под обвалом, и разорванное надвое старое дерево, и проклятую черную птицу, ворона, кружащего над знакомым Ричарду с детства и рухнувшим в одночасье миром...
В пустом доме было гораздо темнее, чем на улице. Дик осторожно ступил на лестницу - надо было свечу зажечь, нет ничего хуже, чем глупо оступиться и упасть, как когда... Воспоминание скользнуло мурашками по спине - это был сон, всего лишь сон, тогда, во сне за ним пришел выходец, капитан Арамона, но сейчас Ричард не спит и никаких выходцев в его доме нет, их вообще нет! Не надо думать о мертвых, не надо их звать. Почему опять, в очередной раз вспомнился тот вечер, игравший отблесками камина в бокале кровавого вина? Он не умер. Он в Нохе, он жив... А этот дом теперь твой, и ты тоже жив. В отличие от всех призраков, которые приходят к тебе в не желающие гаснуть воспоминания...
Внезапно из темноты донесся странный звук. Пальцы Дикона стиснули перила лестницы. Показалось? Нет, вот еще раз...
Ричард был в доме не один.
Да, так и есть. Звук чьих-то шагов... но он же отпустил всех слуг, здесь не должно быть никого. Какой-то шорох, чуть слышный звон... Откуда? Еще один шаг по ступеням, рука стискивает рукоять кинжала. Убийца, сейчас? Но кому он нужен? Может, просто вор... Увидел, что слуги расходятся по домам и решил забраться в особняк Повелителя Скал, ведь о кэналлийских сокровищах бывшего владельца ходили легенды... Нет, это не вор - это убийца, подосланный врагами анаксии... и его цель - герцог Окделл, а затем никто не помешает ему вот так же забраться в Гальтарский дворец, в спальню Альдо... ведь Повелитель Скал - последняя опора своего сюзерена, на Робера нельзя полагаться, о чем ты только думал, позволив себе отсиживаться в четырех стенах, горюя, в то время как ты так нужен своему королю и анаксу! Но сейчас Ричард Окделл покажет этому негодяю, ну и что, что сейчас на поясе нет шпаги, святому Алану хватило лишь кинжала, и ему хватит, он погибнет в неравной схватке, но не позволит этому негодяю свершить свое злодейство!
Ричард сделал еще два шага... и замер, спину прошиб холодный пот. Он понял, откуда исходили звуки. Отделанная черным деревом галерея тонет во тьме, а там - дверь, черная, закрытая, в странных завитках, бывший кабинет бывшего эра... Там он пил вино, сидя на шкурах у камина и глядя в огонь, там, раскинувшись на диване, Удо Борн глядел остановившимся взглядом синих-синих глаз, там Дикон в последний раз налил своему эру вино, бутылки "Черной Крови" открылись на удивление легко, так же, как и перстень, но надо было перелить вино в специальный кувшин, ведь кэнналийцы пьют вина не сразу, а руки тряслись, и случайно задетый алатский хрусталь издал такой легкий и ласковый звон... Звон. Тот самый. Разбивается бокал - вечер...Нет, не разбивается, Дикон против воли идет по черной беспросветной галерее и слышит, как тихонько журчит вино, перетекая в бокал, как бутылку аккуратно ставят на место... Вот и дверь. Она закрыта, а под ней полоска света, камин горит - все как тогда... Тогда он постучал, но теперь он не будет стучать, ни за что! Это его дом, это ему снится, это все прошло, этого нет и больше не будет никогда! Ричард толкнул дверь решительным сильным движением. Совершенно по-мальчишески зажмурившись.
...Когда он открыл глаза, кабинет был совершенно таким же, каким он всегда его помнил. Камин горел, и горели свечи, бросая отсветы на кабаньи головы на стенах. И на стол, на котором стоял большой торт. И бутылки с вином. Рядом со столом стоял Альдо с бокалом в руках и с добродушной усмешкой глядел на Ричарда.
- Ты что, сдурел, расхаживать по дому с закрытыми глазами? С днем рожденья, Повелитель Скал, - его величество Альдо Первый широко улыбнулся. Он опять был в белом с ног до головы, белоснежный камзол расшит золотом, на шее золотые цепи - не пять, как для королевских аудиенций, всего три...
- Альдо... - язык, кажется, отказывался повиноваться Дикону.
- Не ожидал? - улыбка сюзерена стала еще шире, когда он так по-детски и озорно улыбался, он выглядел Дикону почти ровесником. - Истинный анакс не может оставить своего друга и Повелителя Скал погрязать в одиночестве и унынии, особенно в день рожденья этого друга и Повелителя. Ну так что, мы будем праздновать или нет? Я тут тебя заждался, хотел устроить тебе сюрприз, а ты торчал в этом дворе, как дерево, что ты там делал, мокрых ворон считал? Еще немного, и я бы не удержался, сам бы съел твой торт.
- Альдо...
- Я уже понял, ты рад меня видеть и благодарен, - сюзерен махнул рукой, кольца красиво блеснули в свете свечей и камина. - Я, конечно, люблю звук своего имени, оно звучит величественно и прекрасно, но вкус торта я люблю не меньше, тем более что он тоже величественен и прекрасен, ты посмотри только.
Дикон послушно посмотрел. Торт действительно был красив... четырех цветов, он же изображал...
- Зверь Раканов, - кивнул Альдо. - Я специально заказал это чудо дворцовым кондитерам, они думали, что его отправят в Ургот принцессам, но, во-первых, до Ургота торт бы не дожил, а, во-вторых, мне бы тогда не досталось ни кусочка, - сюзерен расхохотался собственной шутке. - А так, случай у нас очень подходящий. Так что начнем с головы Вепря. Темный шоколад, медовый заварной крем и багряные глазки-вишенки - все в твоих цветах, должно быть вкусно. Но сначала - тост.
- Но Альдо, ведь траур... - Ричард растерянно развел руками, он не знал, что и думать.
- К кошкам траур. То есть, мы должны соблюдать все приличия во дворце, конечно, и я тебе очень соболезную, прости, что сразу не сказал, из головы вылетело. Но сегодня твой день рождения, и, закатные твари, мы его отпразднуем! Тебе "кровь" или "слезы"?
- "Слезы"! - закричал Дикон, слишком поспешно и громко. Альдо с недоумением покосился на друга.
- "Слезы" так "слезы", чего орать-то... Итак... - Альдо разлил вино в бокалы, - за тебя, Ричард Окделл, Повелитель Скал, кавалер ордена Найери и мой друг. Да будешь ты служить своему анаксу так же благородно и самоотверженно, как и всегда.
- Буду, - серьезно пообещал Ричард, разом хлебнув полбокала превосходного вина. Конечно, это не заставило его сразу захмелеть, но он внезапно понял, что что-то изменилось, и только через мгновение понял, что именно. Впервые за долгие дни, недели, месяцы... Ричард Окделл улыбался.
***
Торт и вправду был превосходен, хоть кондитеры и проявили свою фантазию слишком вольно - вместо положенных парных голов Вепрей и Коней торт был разделен на четыре части согласно символам Четырех Повелителей, каждая часть была разного вкуса и выполнена в родовых цветах, а по центру змеились щупальца глазури и перья из марципана. Но вино было еще лучше. У Ричарда уже кружилась голова, казалось, что кабаньи головы над камином слегка вращаются, это было так забавно. Дикон помахал родовому символу рукой и отчего-то засмеялся. Все было просто чудесно, как будто по волшебству, как будто сюзерен уже обрел Силу Раканов! От сладкого Зверя Раканов оставалось уже меньше трети, и сюзерен настойчиво предлагал Ричарду угощаться и дальше, хотя Дик больше не мог впихнуть в себя столько сладкого. Вот Альдо расправлялся со Зверем с большим аппетитом... а Повелитель Скал лучше выпьет еще вина... Дик потянулся за бокалом, улыбаясь. Бокал оказался ближе, чем он думал, и "слезы" полились на торт, прямо на клубнично-ванильную голову Иноходца Молний, от которой сюзерен уже успел отъесть половину.
- Дик, давай еще кусочек, вкусно же... - сюзерен сидел прямо на столе в расстегнутом белоснежном камзоле, шнуровка кружевной рубашки распахнулась на груди. Альдо было жарко. Дикон невольно залюбовался тем, как поблескивали золотые цепи на обнаженной коже, тоже золотистой в свете свечей... Сюзерен покачнулся, допивая бокал, капелька вина скатилась по широкой шее вниз, оставив влажный след на груди. Кажется, из пальцев Дикона что-то выпало, но он не заметил что, взгляд внезапно приковало к развязанной рубашке Альдо...
- Ну вот, растяпа, вилку выронил, - рассмеялся сюзерен. - Ладно, мы не дворце, если хочешь - можешь руками...
- Руками? - Дикон поднял взгляд на Альдо, мысли путались, вино стучало в висках... теперь ему тоже стало жарко.
- Торт, - кивнул Альдо. Голубые глаза смеялись, зрачки были расширены - тепло, вино... - А то я и Спрута доем, как Иноходца... - сюзерен подвинул к Ричарду уже бесформенный кусок в нежно-лиловом креме с маленькими злобными глазками-цукатиками.
- Я не буду... не бу... ду. Не хочу Сп... Спру... Спрудда, - Ричард решительно мотнул головой.
- Ну не хочешь, как хочешь, - пожал плечами сюзерен. - Ты ж не девица, чтобы я тебя уламывал. Тогда я Спрудда сам съем. - Альдо отправил кусок торта в рот и облизнул пальцы. - Может, все-таки попробуешь? Старались же эти... как их... кон-дитеры...
Пальцы сюзерена в лиловом сладком креме бесцеремонно ткнулись Ричарду в рот. Дикон от неожиданности рот раскрыл, и два пальца Альдо скользнули внутрь. Дик почувствовал вкус сладкого крема и, не соображая, что он делает, поймал пальцы своего анакса губами. Альдо хрипло рассмеялся, кончик пальца коснулся языка Дикона...
- Вот как надо было тебя кормить... а я сразу и не догадался, - в голубых глазах отблесками свечей сияли смешинки. Альдо был совсем близко, от него пахло тортом, вином и... Альдо. Внезапно Дикону захотелось прижаться к своему сюзерену крепко-крепко, и не отпускать никогда. Сюзерен был такой сильный... и прекрасный... великий анакс! И он БЫЛ - здесь, рядом, живой и теплый, смеялся, в то время как Дикон уткнулся лицом ему в грудь, перепачканные в креме торта губы оставляли пятна на белоснежной рубашке...
- О нет, Альдо... я за... запятнал, - простонал Дик, пытаясь стряхнуть крем с рубашки анакса и делая этим только хуже.
- Что ты запятнал? - сквозь смех спросил анакс, поддерживая сползающего под стол Дикона.
- Та... Талигойю... - пробормотал Дик, обнимая одной рукой своего сюзерена, а другой тянусь к бокалу.
- Переживет, - усмехнулся Альдо. - А вот пить тебе хватит, - сильная рука сомкнулась на руке Повелителя Скал, не давая той сомкнуться на бокале.
Дик с недоумением перевел взгляд на сюзерена.
- Почему? - упрямо спросил Повелитель Скал.
- Потому, - ответил сюзерен, его губы оказались совсем близко, и Дик не удержался, коснулся их легким касанием. Альдо ответил на поцелуй настойчиво и страстно, привлекая Дика к себе... они опять чуть не упали под стол, но в этот раз Дикон удержал Альдо, сам подивившись этому, ведь перед глазами все плыло, а сильные пальцы уже расстегивали на Повелителе Скал камзол - нет, в нетерпении срывали пуговицы...
- Мне тебя не хватало, Дикон... Мне очень тебя не хватало, - хрипло шепчет Альдо, сбрасывая остатки торта со стола на пол, бутылка звенит, разбивается бокал, сюзерен сбрасывает с плеч белоснежный камзол, рубашка развязана на груди, испачкана кремом и порвана, когда Дикон успел ее порвать...
- Нет, Альдо... - Дикон смотрит вниз, туда, где на полу лежит разбитая посуда и остатки оказавшейся горькой головы ворона из черного шоколада и синей глазури, смотрит на свой сапог, измазанный в темном креме...
- Почему? - в голосе анакса слышны раздраженные и даже гневные нотки. Альдо не любит отказов, Дикон знает это давно. Но...
- Альдо, ты... не так понял, - отчего-то в голове немного прояснилось, вспомнилось то, о чем втайне мечтал в Сакаци, что было потом - в Ракане... - Не здесь...
- Почему? - глаза Альдо смеются, сюзерен снова доволен. Он притягивает Дикона ближе, через ткань Дик чувствует возбуждение своего сюзерена... и не может скрыть своего собственного. Ну как объяснить... что здесь смерть, была и есть, они отогнали ее вином и разноцветным тортом и пьяным смехом, но он не хочет приманить ее вот так, самим дорогим и к самому дорогому...
- Дикон, ты капризен... как девственница из хорошей семьи, - хохочет Альдо. Дик внезапно понимает, что сюзерен пьян даже больше, чем он сам, просто лучше держится, как всегда. - Хор-рошо... - в глазах Альдо загорается огонь. - Тогда пойдем... в его спальню. В его бывшую спальню... ты же говорил, ты не спишь там, вот и давно тебе пора... обжить...
- Нет, Альдо, только не это! - от этой мысли Дик заметно трезвеет, она кажется кощунственной, невероятной, невозможной! И отчего-то... заманчивой?
- Я сказал - значит, так и будет! - Альдо ударяет кулаком по столу, еще один бокал падает на пол, разбивается в мелкие осколки. - Мы есть власть, и мы есть закон! И мы хотим тебя, Повелитель Скал. Значит, веди нас.
Дикон ведет. Как он так быстро протрезвел, он не знает, но это к лучшему, тяжелая рука сюзерена лежит у него на плече, Дик поддерживает Альдо, помогая ему дойти до спальни... спальни, в которой он много раз приказывал стелить, убирать, даже зажигать свечи, но отчего-то так и не смог заставить себя перейти в эту комнату из гостевой спальни... Большая постель, на которую с довольным вздохом валится Альдо... Сейчас сюзерен заснет, думает Ричард с непонятной смесью облегчения и разочарования. А он просто посидит рядом с ним, а головокружение пройдет само собой... Пальцы невольно касаются порванной рубашки короля - и Альдо ловит его руку, сжимая почти до боли, рывком садится на кровати, взгляд глаза в глаза - почти трезвый... Притворялся? Как он улыбается... От этой улыбки у Ричарда замирает сердце. Неужели еще утром ему хотелось заползти куда-нибудь в темную дыру и умереть? Улыбка Альдо похожа на солнечный луч. Глаза сюзерена блестят, он, как всегда, уверен и знает, что делает. Теплые сильные руки настойчиво скользят под одежду, нетерпеливо освобождают от траурного камзола, Дик прикусывает губу, когда большая ладонь сюзерена ложится на шнуровку его штанов...
- О, да ты уже тверд и незыблем, - глаза сюзерена смеются, в них горит тот огонь, который Дикон слишком хорошо знает, а уверенные движения руки заставляют хватать ртом воздух. Другой рукой Альдо гладит Дика по голове, привлекая к себе, русые волосы Повелителя Скал уже взъерошены, и это становится последней каплей. Дик жадно целует своего анакса, Альдо отвечает на поцелуи хриплым смехом, это пьянит сильнее вина, комната кружится вокруг них, та самая комната, но на это плевать, кажется, Дик говорит это вслух, и Альдо соглашается со смехом, единственная принесенная ими в темную комнату свеча бросает неровные отблески на стены, тени колышутся причудливыми чудовищами, а на полу в углу бывшей спальни Рокэ Алвы белеет вконец испорченная рубашка Альдо, и белоснежные штаны...
- Альдо... - шепчет Дикон в полумраке спальни, своей спальни, на постели со своим сюзереном, в то время как губы и руки анакса ласкают тело Повелителя Скал, Альдо делает немыслимое, невообразимое, его губы и язык доставляют невозможное сладкое наслаждение, а пальцы в то же время до боли впиваются в бедра, оставляя синяки... - Ааа... Альдо!...
- Ты меня звал? - Альдо рывком поднимается, прекратив сладкую пытку за мгновение до того, как это стало бы нестерпимым, что заставляет Ричарда не сдержать стон разочарования. Теперь лицо сюзерена вровень с его лицом, глаза блестят... Альдо облизывает губы, взгляд смеется. Альдо обнимает Дикона, вновь впиваясь в его рот поцелуем, сюзерен уже очень возбужден, его твердая сила упирается в живот Дику. Дикон знает, что делать, это не первый раз, когда он так делит страсть со своим анаксом, он помнит каждую такую ночь со смесью стыда и восхитительного, упоительного счастья... Альдо нравится утверждать свою власть, и Дик готов отдаться своему сюзерену. Но Альдо мягко останавливает его движение - теплая рука ложится Дику на бедро, а в глазах сюзерена вновь горят эти озорные огоньки.
- Сегодня... Сегодня же твой день рожденья, - шепчет Альдо. На его губах играет улыбка, довольная и чуть смущенная. - Ты мой Повелитель Скал, и сегодня все принадлежит - тебе...
В первое мгновение Дикон не понимает, что Альдо имеет в виду, а затем внезапное осознание заставляет его задохнуться от волнения и восторга. Неужели... этого не может быть, этого еще не было никогда, ведь всегда именно он отдавался своему сюзерену, и не смел мечтать о том, что может быть и иначе...
- Но, Альдо...
- Никаких "но", - взгляд сюзерена тверд, но сквозь напускную суровость проскальзывают смешинки, вспыхивают искорками в голубых глазах. - Я сказал, ты слышал. Сегодня все принадлежит тебе... Даже твой анакс...
Дикон ощущает под пальцами мускулы Альдо - он такой сильный, такой желанный... Его великий сюзерен и анакс, Избранник Кэртианы - и сегодня он будет принадлежать ему, Ричарду Окделлу, Повелителю Скал, он сам так выбрал... Одна мысль об этом пьянит восторгом, но Ричарду уже не до мыслей, желание настолько сильное, что почти причиняет боль, желание захлестывает - вместе с головокружительным, упоительным ощущением собственной силы...
Ричард входит в Альдо, обнимая сюзерена со спины, руки Повелителя Скал ласкают возбужденное естество анакса. Это сладко... Ричард никогда не испытывал ничего подобного, это, оказывается, очень отличается от того, что было у него с женщинами. Альдо не сравнится ни с кем... Ричард теряет голову от восхитительных новых ощущений, от того, какой Альдо тесный и горячий там, внутри, от того, как его тело сжимается вокруг силы Повелителя Скал...
- Тебе не больно, Альдо? - Дик сдерживается из последних сил, ему хочется любить своего анакса яростно, но он помнит, это больно, он не хочет причинить своему Альдо боль, он будет осторожен...
- Мне хорошо... - Альдо постанывает в такт движениям Ричарда, подавая бедра ему навстречу. - Ты... можешь не сдерживаться, - сюзерен улыбается, откидывая со лба мокрую от пота светлую прядку, и вновь стонет, когда пальцы Дикона смыкаются на нем. Альдо большой и сильный, Дику нравится ласкать его, сжимать в руках, и еще больше нравится любить его вот так, обладать им, еще и еще, сильнее и сильнее, не сдерживаться так не сдерживаться...
Стоны Альдо становятся все громче, отражаются эхом от стен пустого дома, дома, который теперь принадлежит Ричарду, это его дом, и его Альдо, его анакс принадлежит сейчас ему, и все будет принадлежать им, ему, Ричарду Надорэа, весь мир, он возьмет все сам, как сейчас берет Альдо, своего короля... с каждым стоном, с каждым толчком, с каждым вздохом, с каждым движением, с каждым глотком воздуха упоительное ощущение собственной силы все растет, растет, пока не заполняет собой мир и не взрывается вспышкой острого наслаждения, отдающейся криком Альдо и чем-то теплым, текущим по пальцам...
Потом они долго-долго лежат рядом, дожидаясь, пока мир медленно перестает бешено вращаться вокруг них, только вокруг них. Альдо обнимает Дика одной рукой, и Дик отчего-то плачет, прижавшись к груди сюзерена. Больше не будет призраков, больше не будет забившегося в угол бессилия, боли и одиночества - они растаяли, отступили перед яростным огнем вспыхнувшей в нем силы. Повелитель Скал больше не будет страдать один в темном доме - он поможет своему анаксу возродить Великую Талигойю, вместе они изменят этот мир, ведь они Избраны самой Кэртианой. Не надо ждать. Жизнь коротка, надо брать все и сразу... Все, что ты хочешь, - твое. Иди и бери! Это удивительное чувство пришло именно тогда, на пике этого блаженства с Альдо, в самом сердце нахлынувшего ощущения силы и могущества... но сейчас оно схлынуло, словно волна, оставив после себя лишь эту уверенность и... счастье. И теперь Ричард отчего-то плачет на груди своего сюзерена и анакса, своего Альдо, который изменил его мир и подарил ему эту силу.
- Я этого и хотел, Дикон, -как будто прочитав его мысли, Альдо улыбается довольной полусонной улыбкой - после любви Альдо обычно клонит в сон. - Я хотел, чтобы ты почувствовал - эту силу.
Дикон благодарно прижимается к своему сюзерену. Его жизнь и его кровь принадлежат Альдо. Навсегда. Альдо будет величайшим из королей... Альдо может обратить отчаяние в надежду, а слабость в силу. Альдо может все. Теперь Дикон это знает.
- К тому же, - Альдо с усмешкой бормочет сквозь сон, - я давно хотел дать тебе понять, что мне вот так тоже очень хочется... А я всегда получаю то, чего мне хочется. С днем рождения, Дикон...

@настроение: влюбленный анакс

@темы: Хроники Изначальных Тварей

URL
Комментарии
2013-03-28 в 08:23 

Enco de Krev
Я твой ананакс (C) || Мне нравилось сжимать оружие в руках: так было спокойнее, словно под металлическим пледиком (C)
Предупреждения: Окделлохейтеры идут праздновать к Айнсмеллеру.
Комментарий: Дик няшечка.


*Тысячи сердечек в глазах*
Спасибо, очень понравилось)

2013-03-28 в 08:50 

Тень Шторма
Я мечтаю быть похожей на тебя!
Чудесно)))

Поддерживаю, Дик няшка. И Альдо лапочка. И Зверь Раканов тоже... сейчас я сытая, а вот вечеро бы съела. :)

Здоровье Ричарда Окделла! :wine:

2013-03-28 в 11:07 

Ален Л.
Любовь, обожание, принадлежание))))) Собственность Альдо Ракана, анакса Золотых Земель, Повелителя Кэртианы и куничек^____^
Я хотел и хочу, чтобы в свой день рожденья Ричард Окделл чувствовал себя счастливым.
Как и всегда.:love:
Ричард Окделл чувствовал себя счастливым в тот день рожденья - ты изменил канон:love: Любовью изменил) И в этот день рождения - чувствует, потому что с ним Альдо))))) Дикон всегда будет счастлив, потому что теперь навсегда с тобой)))))):sunny: *Альдо - лучший подарок*____*))))))*
C днем рождения, Дикон!!!:love::heart:

2013-03-28 в 11:16 

Ален Л.
Любовь, обожание, принадлежание))))) Собственность Альдо Ракана, анакса Золотых Земель, Повелителя Кэртианы и куничек^____^
перечитываю))))) чудесно!:love: Впервые за долгие дни, недели, месяцы... Ричард Окделл улыбался.)))))))

2013-03-28 в 11:41 

Альдо Первый
Его Величество Альдо Первый Кавайный, Коварный и Неотразимый (с)))
Enco de Krev, Тень Шторма, спасибо большое!:sunny:
*Тысячи сердечек в глазах*
У меня всегда именно такая реакция на милого Дикона:inlove::inlove: И сегодня в праздник анакс может позволить себе не сдерживаться)))))))))))))
очень понравилось)
Мм, анаксу вот тоже очень понравилось происходящее:shy::laugh::heart: Дику, разумеется, тоже...^^
Поддерживаю, Дик няшка. И Альдо лапочка.
Няяяя. ^___^":sunny: Нам так приятно...)))
И Зверь Раканов тоже... сейчас я сытая, а вот вечеро бы съела.
Я бы и сейчас съел:D Это очень канонично) в каноне Дик много сладкого не ел, а вот Альдо постоянно что-то вкусное кушает:laugh:
Тень Шторма, а вы бы с какой головы Зверя Раканов начали?;-)
Здоровье Ричарда Окделла! :wine:
Первый королевский тост за Повелителя Скал!:wine:
Ален Л., :kiss:
*Альдо - лучший подарок*____*))))))*
Ну да, там была такая идея, "лучший твой подарочек - это я":laugh::shy::heart:

URL
2013-03-28 в 11:51 

Ален Л.
Любовь, обожание, принадлежание))))) Собственность Альдо Ракана, анакса Золотых Земель, Повелителя Кэртианы и куничек^____^
Ну да, там была такая идея, "лучший твой подарочек - это я":laugh::shy::heart: Самый-самый лучший^_____^ Вкусней даже Зверотортика, правда, Дикон?)))):tongue::heart::inlove:

2013-03-28 в 12:13 

Альдо Первый
Его Величество Альдо Первый Кавайный, Коварный и Неотразимый (с)))
Самый-самый лучший^_____^ Вкусней даже Зверотортика, правда, Дикон?)))):tongue::heart::inlove:
Дик тверд и незыблем в своем мнении, что слаще и лучше анакса не может быть никто и ничто))))))
А Зверотортик тоже очень вкусный был, но только великий анакс может совладать с таким количеством сладкого:lip::laugh:

URL
2013-03-28 в 12:29 

Ален Л.
Любовь, обожание, принадлежание))))) Собственность Альдо Ракана, анакса Золотых Земель, Повелителя Кэртианы и куничек^____^
Дик тверд и незыблем в своем мнении, что слаще и лучше анакса не может быть никто и ничто)))))):yes::kiss::love:
Пусть день рождения Ди будет сладким)))):heart::lip:
:sunny:

2013-03-28 в 13:01 

Тень Шторма
Я мечтаю быть похожей на тебя!
а вы бы с какой головы Зверя Раканов начали?
Альдо Первый, со своей, наверное... Медовый крем.. мм.. Я люблю медовые торты. :)
И вишенки люблю.

2013-03-29 в 10:58 

айронмайденовский
Невидимые беллиорцы следят за тобой!
Обожаю и поклоняюсь. Канон, просто канон!

2013-03-29 в 22:26 

Альдо Первый
Его Величество Альдо Первый Кавайный, Коварный и Неотразимый (с)))
Пусть день рождения Ди будет сладким))))
Ален Л., так и было!:shy::laugh:
С тортом анакс тоже получил то, чего ему хотелось...:lol:
со своей, наверное... Медовый крем.. мм.. Я люблю медовые торты. :) И вишенки люблю.
Тень Шторма, правильно, Вепрь самый вкусный! ^__^
*как бы двусмысленно это ни звучало с моей стороны:laugh:*
А вот клубнично-ванильный Иноходец нас несколько разочаровал...:-D
Обожаю и поклоняюсь. Канон, просто канон!
айронмайденовский, благодарю, наше величество старались)))
Обожание и поклонение анаксу - мы находим это очень правильным))))) Вам какого кусочка Звереторта отрезать?;-)

URL
2013-04-01 в 16:42 

айронмайденовский
Невидимые беллиорцы следят за тобой!
Альдо Первый, а мне чего-то не хочется, лучше полюбоваться...

2013-04-01 в 23:22 

Альдо Первый
Его Величество Альдо Первый Кавайный, Коварный и Неотразимый (с)))
айронмайденовский, любуйтесь, наше величество разрешаем))) Правда, Дикон стеснительный...:tongue:

URL
2013-04-03 в 10:37 

айронмайденовский
Невидимые беллиорцы следят за тобой!
Альдо Первый, я тоже стеснительный)) и вообще, мне жалко есть такую красоту...

2013-04-03 в 11:57 

Альдо Первый
Его Величество Альдо Первый Кавайный, Коварный и Неотразимый (с)))
айронмайденовский, наше величество считаем, что застенчивость - это очень мило!)))
и вообще, мне жалко есть такую красоту...
Анакс канонично не смог удержаться:-D:lip: И кормить тортиком Дика просто восхитительно:shy:

URL
2013-04-03 в 14:36 

айронмайденовский
Невидимые беллиорцы следят за тобой!
Альдо Первый, посмотреть, как дика кормят - это замечательно! Даже мешать не хочется))

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Ракана

главная